бездепозитные бонусы казино 1хбет 2020

Круглосуточный доступ



бездепозитные бонусы казино 1хбет 2020

Бывшая фигуристка Дарья Паненкова, тренировавшаяся в группе Этери Тутберидзе, поведала об отношениях в коллективе на катке «Хрустальный». 

— Вы тренировались сразу с Алиной Загитовой и Женей Медведевой. Сможете раскрыть, меж ними был конфликт? 

— В плане общения меж ними все было нормально, они говорили. Но когда выходили на лед, то боролись друг против друга, старались сделать элементы лучше, чем другая. Это нормально. Но я не замечала, чтоб у них были нехорошие дела.

— Просто становится тревожно за то, как они совместно уживаются на катке, если вокруг таковой фон. Если Алина, естественно, тренится.

— Насколько я знаю, Алина тренится. Когда успевает меж съемками и занятиями.

— Даниил Глейхенгауз гласит, что меньше, чем в олимпийский сезон.

— Тогда у нее было пять-шесть часов 6 дней в неделю. Может быть, на утренний лед прогуливается, позже удирает. Не исключаю.

Когда я выступала, до последнего сезона мне очень нравились тренировки. Но 2018 год… Я чувствовала, что пробую быть сильной, но внутри меня ломается хрупкий человек. Чувство, будто бы все трещит по швам.

— Думаете, так у многих? Просто другие фигуристки тоже подвергаются неизменному давлению. В том же «Хрустальном» и сейчас наисильнейшая внутренняя конкурентность.

— Каждый по-разному реагирует. Когда тренер орал, меня это сильно задевало. Я вообще обидчивая девушка, и это мой главный минус в спорте. А Этери Георгиевна хорошо шутит, смешно. Представляете, каково мне было? И мне ее шутки были обидны. Сейчас я взрослее и, пошути она так же, просто бы посмеялась. А тогда была маленькая, даже маме жаловалась.

— Но она и над Медведевой и Загитовой так же шутит.

— У них характер другой. Они тоже обижаются, но в глубине себя. И вся злость выплескивается на каток. А у меня наоборот. Я говорила маме: «Мне страшно выходить на лед». И я каталась по бортикам, чтобы она меня не видела и не подкалывала. В группе же все были тонкие, плоские — одна я довольно рано сформировавшаяся девушка. Я закрывала всё тело, чтобы ничего не было видно. И как-то после какой-то острой шутки не выдержала и заплакала. Меня Даниил Глейхенгауз даже успокаивал — мол, ладно тебе, Этери Георгиевна просто хочет, чтобы ты была лучше.

— Даниил Глейхенгауз и Сергей Дудаков — это такие добрые полицейские?

— Да, они добрые. Но если начнешь халтурить — они увидят и тоже наругать могут. При всем этом я абсолютно понимаю Этери Георгиевну — у меня был вес 44-45 килограммов. Если у меня не ладилось с прыжками, она отправляла на весы. А там +500 граммов. Она и говорила — вот твоя ошибка. И я ее абсолютно понимаю, – сказала Паненкова. 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *